,

Как работает право на забвение в интернете

Каждый может потребовать удаления ссылок на информацию о себе в интернете. Мы попросили юристов рассказать, как это работает в России и с какими проблемами сталкиваются поисковики и пользователи
Каждый может потребовать удаления ссылок на информацию о себе в интернете. Мы попросили юристов рассказать, как это работает в России и с какими проблемами сталкиваются поисковики и пользователи.

«Право на забвение» появилось в 2014 году после решения Европейского суда, обязавшего Google удалять из выдачи ссылки на «неточную, заведомо ложную и более неактуальную информацию» по заявлению гражданина ЕС. Всё началось с процесса испанца Марио Костеха Гонсалеса, который ещё в 2009 году потребовал изъять из общего доступа информацию о судебных извещениях 20-летней давности. Через две недели после вступления закона в силу Google открыла онлайн-форму для отправки заявлений. С 2014 по 2018 гг. поисковик получил почти 3 млн запросов. 44% указанных в заявлении адресов были удалены из выдачи.

Как работает право на забвение в рунете

«Право на забвение» действует в России с 1 января 2016 года. Его применение регламентировано статьёй 10.3 Федерального закона №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» . Допускается удаление следующих категорий:
  • информация, нарушающая законодательство РФ;
  • недостоверная информация;
  • неактуальная информация;
  • информация, утратившая значение в силу последующих событий или действий заявителя.
Исключением являются сведения о событиях, содержащие признаки преступлений, сроки давности по которым не истекли, и информация о совершении гражданином уголовно наказуемого деяния, по которому не снята или не погашена судимость.

Заявление необходимо подать оператору поисковой системы. Для удобства каждый поисковик создал соответствующую электронную форму: Яндекс, Google, Mail.ru, Рамблер, Bing.
Как работает право на забвение в интернете

Заявление рассматривается в течение 10 дней, по истечении которых прекращается выдача ссылок или заявителю предоставляется мотивированный отказ. Часто требования удовлетворяют только частично. Недовольные решением граждане могут обратиться в суд с иском о прекращении выдачи ссылок. Однако, как показывает практика, суд всегда подтверждает обоснованность отказа поисковиков. Об этом нам рассказал Денис Костин, управляющий партнёр группы компаний «Аксиома», директор ООО «Универсальная юридическая контора»:
В судебной практике нет ни одного решения об удовлетворении требований заявителей. Суды, как правило, апеллируют к тому, что заявитель не предъявляет надлежащих доказательств того, что сведения являются не соответствующими действительности. Также есть решения, в которых указано, что оператор поисковой системы не может отождествить заявителя и лицо, в отношении которого распространяется информация. Ссылаются на то, что оператор поисковой системы не может установить соответствие информации действительности, т.е. не предоставляется относимый и допустимый пакет документов. В одном из решений есть мнение, что из диспозиции статьи 10.3 следует, что прекращение выдачи ссылок осуществляется оператором поисковой системы только на информацию, в отношении которой уже установлен факт ее недействительности, незаконности или неактуальности. И оператор не наделен полномочиями по установлению недостоверности или незаконности размещенной другими лицами информации. Я прихожу к выводу, что более эффективным будет не путь того, чтобы идти через заявление к оператору, а всё-таки, наверное, путь подачи искового заявления в суд о защите чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ). При разрешении такого рода дел суды выносят решения о соответствии или несоответствии информации действительности, и, в случае необходимости, требуют удалить ее.

Проблемы применения права на забвения

Одна из главных проблем при использовании «права на забвение» — действие закона только на определённой территории. Например, гражданин страны, входящей в Европейский союз, обращается в Google с просьбой об удалении недостоверной информации. Его заявление удовлетворяют, ссылки не отображаются в поисковой выдаче, но только если использовать Google из страны, входящей в ЕС. В итоге для получения доступа к информации достаточно просто поменять своё местоположение хотя бы с помощью VPN.

Сейчас Европейский союз требует от Google распространения запрета на все страны. То есть если заявление гражданина ЕС будет удовлетворено, то удалённые ссылки не будут показываться ни в одной версии поисковой системы. В Google считают, что такой подход приведёт к навязыванию своих ценностей остальному миру, и категорически отказывается от глобальной чистки выдачи.
Как работает право на забвение в интернете

Российский закон о «праве на забвение» тоже вызывает у поисковиков вопросы. В марте 2016 года в блоге Яндекса появился пост со статистикой применения нормы и предложениями по доработке. В частности, за три месяца действия закона компания получила 3600 обращений, из которых 27% были удовлетворены. По остальным заявлениям компания составила письменный отказ.

Одна из главных причин большого количества отказов — невозможность определить достоверность, законность и актуальность информации. Однако руководитель аппарата «Правое дело» Урван Парфентьев считает, что поисковик неправильно трактует норму:
Буквальный анализ нормы свидетельствует, что поисковикам дано право только проверить полноту предоставленных заявителем сведений в установленном законом объеме. Также по результатам анализа можно предположить (хотя это прямо не указано в комментируемой статье), что поисковики могут проверить факт осуждения гражданина или наличия судимости по публичным источникам, но не больше. Таким образом, закон не возлагает на поисковик функции проверки достоверности или актуальности информации, как почему-то ошибочно полагают отдельные компании. Им отведена исключительно техническая функция, и заявление субъекта персональных данных для них является достаточной защитой в случае претензий «сетевых анархистов» по изъятию каких-то ссылок из поисковой выдачи.
Проблема в том, что норма сформулирована таким образом, что её можно толковать по-разному. Например, Елена Михалевич, адвокат Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры», считает, что законодатель всё-таки обязал поисковики самостоятельно проверять предоставленные заявителем сведения — по крайней мере, в части отнесения информации к неактуальной или утратившей значение:
Законодатель фактически переложил обязанности по оценке размещенной информации на операторов поисковых систем, как правило, являющихся частыми компаниями. Они должны принимать решение об отнесении информации к утратившей значение для заявителя. При этом им необходимо не только оценивать представленные заявителем доказательства, что информация стала для заявителя неактуальной и утратила для него значение в силу событий или действий заявителя, но и учитывать конституционный принцип гласности и свободы слова, поскольку информация может касаться не только самого заявителя, но и иных лиц, а также иметь общественное значение. При существовании более четких критериев, в том числе [указания того,] какими доказательствами может быть подтверждена неактуальность и утрата значения для заявителя информации, полагаю, что процесс реализации права на забвение был более прозрачным и понятным как для операторов поисковых систем, так и для заявителей.
«Право на забвение» в том виде, в котором его сейчас используют в Европе и России, имеет сразу две большие уязвимости, которые фактически делают его бессмысленным. Кроме территориального ограничения применения проблемой является и доступность материала по прямой ссылке. Об этом говорит и юрист Денис Костин:
Поисковые сервисы фактически не осуществляют распространение информации. Они лишь предоставляют пользователям услуги поиска информации, которая размещается третьими лицами. И указанный факт как раз исключает возложение ответственности на поисковые сервисы (т.е на операторов) за содержание информации. Авторы сайтов самостоятельно, с использованием соответствующих программных средств, определяют уровень доступности размещаемой ими информации, определяют возможность или невозможность индексирования информации поисковыми системами. Это их зона ответственности. Результаты поиска по каждому запросу любого пользователя формируются автоматически. [Поисковики] предоставляют просто список ссылок, который указывает, по каким сетевым адресам в интернете в текущий момент времени может присутствовать информация, релевантная заданному пользователем вопросу.
Таким образом, применение «права на забвение» не предполагает удаления информации с сайтов — для этого есть другие процедуры. Оно лишь обеспечивает удаление ссылок из поисковой выдачи. Это снижает охват, потому что большую часть информации мы получаем из поисковиков, но не решает проблему распространения полностью.

Почему иногда забвение — это плохая идея

Главная опасность — «эффект Стрейзанд», суть которого в том, что попытка скрыть информацию часто приводит к обратному результату — ещё более широкому её распространению. Название этого социального явления отсылает к истории певицы и актрисы Барбары Стрейзанд. В 2003 году она подала иск с требованием взыскать 50 млн долларов с фотографа, который сделал снимок её дома в Майами, и с портала, разместившего фотографию в открытом доступе. До начала судебного разбирательства фото было скачано с сайта 6 раз, при этом дважды его загружали адвокаты Стрейзанд. Спустя месяц у изображения было уже более 400 тысяч просмотров. Иск в итоге был отклонён.

Сразу после появления в России «права на забвение» поисковики стали получать заявления, а СМИ внимательно изучать, кто пытается удалить сведения о себе из общего доступа. Уже в феврале 2016 года Яндекс, Google и «Рамблер Интернет Холдинг» стали ответчиками по иску некого Колупаева П.О. с требованием об исключении из поисковой выдачи нескольких ссылок. Журналисты «Ведомостей» предположили, что это бывший сотрудник УФСКН России по Липецкой области, в отношении которого ранее были заведены уголовные дела. Вместо забвения Колупаев П.О. получил упоминание в федеральной прессе — теперь вы тоже о нём знаете.

За два года были и куда более громкие дела. Бизнесмен Сергей Михайлов, которому приписывают прозвище Михась, судимость и участие в солнцевской группировке, неоднократно обращался в Яндекс и Google с требованием удалить ссылки на материалы «с недостоверной или заведомо ложной информацией». По его словам, сейчас поисковики удовлетворили только 5% запросов. О попытках Сергея Михайлова скрыть информацию первым рассказал«РБК», затем историю подхватили другие СМИ.
Как работает право на забвение в интернете

Ещё один постоянный заявитель — бизнесмен Евгений Пригожин, которого связывают с созданием «фабрики троллей» и называют «поваром Путина». Он подал уже больше 20 исков с требованием удалить ссылки на материалы, в которых идёт речь о воровстве, незаконном получении госконтрактов и других нарушениях закона.

Впрочем, рядовым гражданам обращение к поисковикам с просьбой об удалении информации вряд ли грозит серьёзным интересом со стороны СМИ. Тот же Колупаев П.О. стал известен, потому что был одним из первых заявителей. Наверняка повлиял и его статус бывшего сотрудника правоохранительных органов. К людям известным и авторитетным же внимание всегда будет выше. При этом общественное мнение часто выражает позицию, что если человек пытается что-то скрыть, значит, это неприятная правда.
Последнее изменение:
 

Добавить комментарий
Если нужно ответить кому-то конкретно,
лучше нажать на «Ответить» под его комментарием